Что делает инвестора успешным?

Публикация вышла в центрально-черноземном бизнес-издании "Я - №1" в №29 (октябрь 2010).

К инвестированию в России особое отношение: «призрачно все в этом мире бушующем, есть только миг – за него и держись», а долговременные инвестиции – от лукавого. В итоге, инвестирует в России лишь каждый сотый. Для сравнения: в США частными инвестициями занимается каждый четвертый, а в Европе – каждый пятый. Само собой, никто не рождается с навыками удачливого инвестора. Даже американцы и европейцы. Всему приходится учиться. В том числе и умению грамотно вложить свои средства. Матвей Малый, инвестиционный консультант с большим стажем, подготовил для «Я - №1» развернутый материал об инвестировании за рубеж.

Зачем автомобилю четыре колеса?

Прежде всего, надо дать одно разъяснение. Под инвестированием мы будем понимать только вложение денег в некий пакет ценных бумаг. Покупка завода, отеля, патента на изобретение, места у вокзала для вашего такси, и так далее, то есть вложение средств непосредственно в определенный бизнес, называется не инвестициями, а проектным (или венчурным) финансированием, и эта тема нигде в данной статье не обсуждается, – просто это совершенно другой бизнес.

Разговор об инвестициях логично начать с обоснования моего подхода к вложениям. Работа, доход и недвижимость большинства россиян находятся исключительно в России – стране с очень волатильным и непредсказуемым рынком ценных бумаг. Поэтому благоразумно диверсифицировать свой инвестиционный портфель от России и приобретать, наряду с российскими, также и иностранные активы, имеющие низкую корреляцию с нашей страной. Правомерность моей позиции доказал недавний кризис. Некоторые ПИФы даже крупных и авторитетных инвесткомпаний, вкладывавших деньги только в Россию, упали довольно сильно, а портфели моих клиентов упали намного меньше, и уже восстановились, потому что обычно эти портфели состоят из пяти фондов совершенно разных стран или регионов мира и совершенно разных отраслей экономики. Почему так произошло? Ровно по той же причине, по которой у автомобиля четыре колеса, а не одно: устойчивость, даже на повороте, на плохой дороге, или при столкновении. Тем инвесторам, кто вкладывает все свои деньги только в России, я могу сказать, что я с глубоким уважением отношусь к цирковым акробатам, которые ездят по арене на велосипеде с одним колесом, но только надо понимать, что это смертельный номер. Кроме того, посетители цирка не видят этих акробатов, когда они лежат в больнице с переломами.

Инвестиции – больше, чем деньги

Это настолько важный вопрос, что я хотел бы остановиться на нем подробно.

Начнем с фундаментального вопроса: для чего мы инвестируем? Для адреналина, для того, чтобы почувствовать риск? Рынок предоставляет такие возможности, но с такими людьми и с такими финансовыми инструментами я не работаю. К сожалению, есть значительное количество людей, которым деньги тяготят карман или которые хотят доказать себе, что на рынке ценных бумаг работают одни кидалы. К этим людям тесно примыкают те, кто верят в сказки и в чудеса. Так что давайте сразу обратимся к цифрам: величайший инвестор всех времен, Уоррен Баффетт, добился среднегодовой доходности в 26%, что и позволило ему, за пятьдесят лет, стать богатейшим человеком мира. Моим клиентам я советую ожидать среднегодовой доходности в 12-15% (естественно, мы говорим о долларах или евро, не о рублях), но при этом они могут быть абсолютно спокойны за свой портфель: ничего плохого не случится.

Почему же люди используют рынок ценных бумаг, чтобы взять на себя излишний риск, быть обманутыми и понести потери? Потому что, при слове «инвестиции» они думают, что речь идет о деньгах. Вот это и есть главная ошибка.

Я десять лет занимаюсь персональными финансами, и хочу открыть вам главную мудрость моей профессии: деньги никому не нужны. Деньги – это такие цветные бумажки, или даже просто цифра в банковском отчете, и деньги никому еще ничего хорошего (или плохого) не сделали. В мире есть страны, где уровень доходов в десятки раз ниже, чем в других странах, а степень удовлетворения своей жизнью может при этом быть одинаковый. Вы можете объяснить этот парадокс?

А ведь без расшифровки этого кажущегося парадокса мы не сможем стать успешными инвесторами! Еще бы, ну как это возможно, если мы даже не понимаем роли денег? Так что давайте серьезно рассмотрим этот вопрос.

Возьмем следующую фразу: «Людмила вылечила сына за двести рублей». Фраза кажется совершенно обычной. Но присмотритесь к ней, и вы будете потрясены. Математически, эта фраза есть тождество: «Выздоровление сына = уплата двухсот рублей». А что значит знак равенства? Это значит, что нам все равно, какую часть тождества взять: они же одинаковые. Ага, теперь нам понятно, почему Людмила ночи напролет плакала, все время искала врача, звонила всем друзьям: ее беспокоила перспектива уплаты двухсот рублей. Или нет? Конечно, нет: Людмила хотела достичь важнейшей жизненной цели: добиться выздоровления сына.

Итак, фраза «Людмила вылечила сына за двести рублей», на самом деле совсем не является обычной: наоборот, она, по существу, описывает чудо, и совершенно равна по эффекту фразе «Потер медную лампу – и вырос перед ним дворец». На одной стороне ничего (двести рублей), а на другой все (выздоровевший сын, продолжение жизни самой Людмилы).

Итак, деньги приобретают цену только когда они направлены на достижение целей, а вот целей иногда невозможно достичь без денег. Я не отвергаю важность денег: когда достойная цель есть, деньги, ой, как важны. Доказательство? Проведем с нашей фразой-тождеством еще одну операцию: умножим обе части на минус один. Получаем: «Людмила не смогла вылечить сына, потому что у нее не было двухсот рублей».

Так какая цель делает деньги деньгами? Ответ: достойная цель. Доказательство? «Катя не смогла купить зеленый лак для ногтей, потому что у нее не было двухсот рублей».

Теперь прошу внимания: Инвестирование – это не способ получения дополнительных денег, а способ достижения целей (посредством получения дополнительных денег).

Теперь нам понятно, почему многие потенциальные российские инвесторы теряют деньги, разрешают себя обмануть, или относятся к идее инвестиций негативно. Потому что они видят в рынке ценных бумаг лишь возможность получения дополнительных денег, а не средство достижения своих основных жизненных целей.

Доказательство: Еще раз вернемся к нашей Людмиле. Как вы думаете, просто ли одолжить у нее двести рублей? Да никаких проблем! Она и сама легко может потратить их на чашечку кофе. А просто ли отнять у Людмилы лекарство, которое она несет сыну? Я думаю, что пока она жива она лекарство не отдаст. Вот разница между деньгами и целью.

Когда инвестор приходит на рынок ценных бумаг, чтобы создать себе пенсионные накопления, накопить деньги на квартиру или на образование для детей, он сразу становится рачительным и осторожным. Помочь такому человеку достичь своих целей – вот сущность моей работы; вот почему я люблю свою работу и стараюсь выполнять ее хорошо.

У добра есть своя цена

Так что же это такое, деньги? И почему они, как волшебная палочка, способны исполнить мечту?

Плотник сделал мне книжный шкаф, а я заплатил ему деньги. Как же так? Плотник сделал для меня доброе дело, а я взамен дал ему деньги – и он доволен. Значит, деньги – эквивалент сделанного добра, оказанной услуги. Более того: деньги – это единственная известная измеряемая единица человеческого добра. Сколько добра человек кому-то сделал, столько денег он и должен получить.

А что же книжный шкаф? Это теперь «мое добро» (такое выражение есть и в русском, и в английском, и во французском языке). За такое добро я дал плотнику эквивалент этого добра – деньги, за добро отплатил добром.

Как мне кажется, сегодня правительство России находится в некотором тупике, как ученик, которой никак не может решить задачу. И действительно, несмотря на то, что нефтяных денег сегодня много, в стране и в экономике все работает не лучше, чем на слабую тройку: вроде все должно быть хорошо – а все не так. Почему? Ответ нам должен быть уже известен: мерилом роста экономики являются деньги, а эквивалентом денег является добро. Так вот: причиной недостаточной эффективности российской экономики является недостаточная защита добра законом, нежелание творить добро и недостаточное использование созидательного потенциала добра.

В экономике есть такой термин goodwill, а именно, созданное кем-то благожелательное отношение, и его можно выразить в деньгах. Например, у нас тут в палатке пекут лаваши. Стоит десять рублей, но за этот запах я заплатил бы и тридцать. Такой у меня к этому горячему хлебу гудвилл, что я прихожу каждый день. А в России мы к кому испытываем этот самый гудвилл? К правительству, к судам, к политикам, к дорогам, к автомобилю «Лада», к социальным службам, к медицинскому обслуживанию, к милиции, к тому, как в армии обходятся с новобранцами? Где гудвилл? Нету. А между прочим, мой гудвилл к лавашу таков, что я считал бы честным продавать его по утроенной (!) цене. Вы только вдумайтесь в эту цифру!

Попав в США, в Канаду, в Германию, россияне обычно демонстрируют весьма высокую эффективность. Да и у себя дома, на своей ферме, занимаясь творческой или научной работой, россияне часто показывают весьма высокую эффективность. Но стоит им «выйти на улицу» или соприкоснуться с государством – и эффективность резко падает. Почему? Потому что в России много добра попало к недобрым людям, образно говоря, попало в плен. И если вы думаете, что вор может распоряжаться ворованным также эффективно, как и созидатель созданным, то вы ошибаетесь.

Почему? Ведь вор не обязательно глупее или ленивее созидателя. А потому, что мерилом каждого бизнеса, кровью, которая течет в его сосудах, являются деньги. А деньги – это функциональный эквивалент добра. Не зла, не обмана, не воровства, а именно добра. Поэтому в России интересы предприятия не всегда совпадают с интересами тех, кто имеет над ним власть, и это порождает серьезные проблемы.

Итак, деньги – это функциональный эквивалент добра. А добро обладает важнейшим свойством: оно способно порождать добро. Хочу напомнить, что я говорю сейчас не о морали, а о совершенно конкретной, материальной экономике. Уверен, что кто-то сразу мне возразит: «Так и зло порождает зло, так что между добром и злом существует равновесие». Неверно. Зло существует только для того, чтобы наглядно показать необходимость и привлекательность добра. Причем зло играло эту вспомогательную, незначительную роль даже и в самые мрачные периоды человеческой истории, когда казалось, что зло торжествует. Человеческая цивилизация – этому доказательство.

Однако при этом необходимо отметить, что существуют культуры, где созидательный потенциал добра проявлять опасно, тогда как зло рассматривается как норма поведения и культивируется.

Круговорот добра в экономике

Вернемся к способности добра порождать добро, или, иными словами, к способности денег зарабатывать деньги. Рынок ценных бумаг – это как раз и есть место, где оптимизируется способность денег зарабатывать деньги (то есть, делать добро или приносить пользу.)

Компании разделяют право владения собой и участия в своих прибылях на части. Каждая такая часть называется акция, и их-то и выбирает инвестор. Его задача – выбрать из множества компаний самую лучшую и передать свои деньги туда, где ими распорядятся наиболее оптимально, то есть, где они смогут принести больше добра (или, иными словами, принести наибольшую прибыль). Таким образом, каждый инвестор выполняет функции Госплана (но только намного эффективней, чем Госплан), а рынок ценных бумаг этот Госплан с успехом заменяет. По крайней мере, в теории это должно быть так.

Рынок ценных бумаг – это не воровской притон, где надо оставлять мораль у входа, не казино и не театр во время выступления Воланда: это просто возможность, самому или через посредников, дать своим деньгам работать на развитие мировой экономики.

На практике, конечно, все намного сложнее, потому что люди умеют приспособить любую систему для обмана и манипулирования, так что давайте согласимся на том, что это описание совпадает с реальностью сегодняшнего дня «в какой-то мере». Но наше обсуждение от этого не теряет значимости, даже если в этих определениях, при ближайшем рассмотрении, находятся исключения.

Как же инвесторы (а в моем случае, менеджеры тех фондов, в которые я советую своим клиентам вкладывать свои деньги) ищут лучшие компании для инвестиций? Формула это хорошо известна (и очень сложна), это и эффективность менеджмента, и структура расходов, и изменение доли рынка, и поведение конкурентов, и линейка продуктов, и качество научных исследований, доходность и много всяких других факторов.

Экономистов много, и у всех есть мощные компьютеры… Так чем же отличается те, кто лучше всех выбирает акции от всех других? Основных отличий два.

Первое и самое главное – это четкое понимание, куда идет мир. Нет никаких сомнений, что все мы совершенно оболванены, и в Америке это присутствует еще больше, чем в России. Телевизор оказался самым страшным изобретением человечества: намного страшнее, чем атомная бомба, водка, или курение табака. Людей с незамутненным взглядом и работающим мозгом очень мало: люди сплошь и рядом верят в какую-то идеологию.

Но и это важнейшее свойство – незамутненное зрение и интеллектуальная свобода недостаточны, для того, чтобы выбрать лучшую компанию сектора. Мозга для этого недостаточно: для этого надо еще и сердце. Лучшие инвестиционные менеджеры (а также и лучшие венчурные капиталисты) ищут еще и любовь.

Любовь – это когда человек испытывает восторг от своей способности и желания делать добро (и благодарен за это Создателю). Теперь мы уже можем перевести это определение на экономический язык: Любовь – это когда владелец или директор компании, а также ключевые сотрудники, настолько эмоционально мотивированы производить лучший продукт и получать на этом доход, что их продукт буквально источает любовь (при этом у них есть и достаточный административный ресурс).

Сейчас модно говорить: «Я влюблен в свой телефон». А знаете, почему так говорят? Мы часто любим тех, кто любит нас. Некоторые (но не все!) модели современных сотовых телефонов великолепны, они каждой деталью своего дизайна передают нам любовь (страсть, мастерство, энтузиазм, восторженность) их создателей. Мы не «любим» наш телефон (это было бы странно): мы просто пытаемся ответить ему взаимностью, не можем устоять перед его страстной любовью к нам. Ай да Нокия! (впишите здесь фирму производителя вашего любимого телефона).

А кстати, делать это очень важно. Всегда ищите любовь и чувствуйте себя достойными любви. Не требуйте ничего от других: они ничего вам не должны. Если вы будете исходить из этого, вы откроете для себя возможность любить людей и почувствуете, что они этого достойны. Вот умение, которое, как мне кажется, является важнейшим качеством успешного инвестора: он должен уметь распознавать любовь, а если ее нет, то он должен относиться к этому с легким удивлением (с налетом грусти), но твердо знать, что ему не сюда.

Российскими компаниями я не занимаюсь, но все-таки иногда ко мне обращаются с просьбой дать совет о них: «Слышь, компания есть. Воруют у нее много, но зато и она грабит достаточно, а начальник охраны там – свояк сестры шофера Самого. Так стоит брать?» Проблема с такими «инвесторами» состоит в том, что их нос может не распознать любви. Им надо зайти в парфюмерный салон, чтобы понюхать зерна кофе.

Мы уже говорили, что инвестиции – это способ достижения достойных жизненных целей с помощью денег. Определение таких целей и работа над ними придает человеку чувство собственного достоинства. Почему это чувство важно для инвестора? Потому что оно подготавливает его к успеху (не обеспечивает успех, но делает успех возможным). Такой инвестор знает, что он сдает деньги в работу, и ожидает доход в соответствии с риском и сроком инвестирования.

Человек же, пришедший в инвестиции, чтобы «срубить денег», теряет ориентацию, не сопоставляет риск и доходность, и оказывается ограбленным, тем более, что он сам этого хотел.

Со своей стороны, я советую клиентам останавливаться на долгосрочных целях, которые оправдывают финансовые ограничения, связанные с необходимостью инвестировать: пенсионные накопления, накопления на образование детей, покупка недвижимости и т.п.

Кстати, теперь мы готовы разрешить парадокс, который я упомянул вначале. Как так получается, что в странах, с совершенно разным уровнем жизни наблюдается одинаковый уровень удовлетворения своей жизнью? Это происходит потому, что цели, которые люди ставят перед собой, соответствуют их доходам. Африканская прачка поработает неделю – и покупает красные пластиковые босоножки. Американский менеджер по продажам поработает неделю – и летит на сафари в Африку, где и фотографирует веселую прачку в красных пластиковых босоножках.

Кстати, по этой же причине самая вкусная еда была в Советском Союзе: достанешь селедку или полкило сосисок – и настоящий пир, которого никогда не будет у тех, кто просто покупает еду в супермаркете. Еще раз: речь идет о достижении цели, а не о количестве денег.

Входной билет в клуб инвесторов

Если говорить о работе со мной, то большинству инвесторов подойдет один из двух типов контрактов. Для единовременного инвестирования минимальный размер вклада – $36,000. Если мы говорим о долгосрочном контракте, то необходима сумма от $500 в месяц, а минимальный срок контракта – 10 лет. При таких объемах вложений, у вас будет портфель состоящий из пяти различных фондов, каждый из которых будет лучшим фондом в своей отрасли мировой экономики по сочетанию долгосрочной стабильности и доходности. Например, в портфеле могут быть фонд акций Индии, фонд акций Китая, фонд природных ресурсов и т.д. Если же вы желаете приобретать все, что торгуется на любых финансовых рынках мира, то минимальная сумма, опять же, если работать со мной – $75,000.

Вложить… и набраться терпения

Срок вклада полностью определяется вашей целью и суммой, которой вы располагаете. Предположим, человек хочет выйти на пенсию через двадцать лет, и с этого момента ежемесячно получать со своего счета по две тысячи долларов. Я могу легко рассчитать, сколько нужно откладывать в месяц, чтобы достичь этой цели. Также и наоборот: если человек хочет откладывать эти двадцать лет по $500 в месяц, я смогу сказать, какая сумма накопиться, и на сколько ее хватит, если выплаты будут составлять $2000 в месяц.

Сроки инвестиций полностью зависят от инвестора и его целей. Минимальный срок – три месяца, но это для тех, кто хочет приобрести структурированную ноту, высокорисковый и высокодоходный инструмент, подходящий только для очень состоятельных людей. Минимальный срок для обычного инвестора – 5 лет, а лучше рассчитывать на 10 лет и дольше. Конечно, деньги можно забрать в любой момент, из никто не отчуждает, они всегда остаются вашими. Но выгодней и правильней держать деньги подольше.

Также очень важно начать откладывать как можно раньше. Например, если у вас родился ребенок и вы можете откладывать для него по $500 в месяц. Когда ребенку исполниться 20 лет вы сможете купить ему квартиру.

Первый шаг к инвестированию

Опытный инвестиционный консультант, разумеется, решит для начинающего инвестора большинство насущных вопросов, но можно начать процесс и будучи более подготовленным. Для этого надо сформулировать свои инвестиционные цели и трезво оценить свой бюджет, как нынешний, так и будущий. Сделать это поможет брошюра «Личный финансовый план», которую можно скачать на моем сайте. Не стоит недооценивать этот этап подготовки. «Личный финансовый план» очень помогает мне в работе, позволяя подобрать оптимальный для целей клиента финансовый инструмент.

Надеюсь, теперь вы поняли, что говорим мы здесь не о деньгах (а это настораживает и пугает большинство россиян) а о том, чтобы подвести прочный фундамент под вашу жизнь, например, получить уверенность в том, что старость будет безбедной или что дети будут обеспечены жильем. Многие люди являются рабами денег и боятся всего, что с ними связано. Это происходит потому, что люди не понимают роль денег. Я предлагаю поставить ваши деньги на службу вашему благосостоянию.