Освобождение от рабства

Сейчас в мире развивается тяжелый экономический кризис. Есть люди, которые переживут его спокойно: в крайнем случае, отложат на будущее покупку новой яхты. Но в мире есть сотни миллионов людей, которые еще недавно считали себя вполне состоятельными и самодостаточными, которые сегодня смотрят в будущее со страхом, так как перед ними маячит перспектива разорения. Со многими это уже произошло: вчерашний богач, владелец завода пишет друзьям: «Я потерял все, нет денег даже на хлеб» – и никто не удивляется. Вспомним историю: у кого это не было денег на хлеб? Правильно, у раба.

Становится очевидно, что миллионы людей в современном западном обществе находятся в закамуфлированном, скрытом рабстве, что они зависимы от других людей, лишены права на собственную жизнь, и живут, питаясь крошками с чужого стола. Да, они этого не осознают, но ведь и раньше рабы считали свою жизнь нормальной.

Мы знаем про рабов из учебников истории: избиение кнутом, кандалы, тяжелый труд с утра до ночи, полная беспросветность и невозможность изменить свою ситуацию. Формы насилия изменились, стали более совершенными, но, по сути, мы и сегодня являемся рабами. Мы живем для того, чтобы обеспечить властью и доходами таких же людей, как мы с вами, которые не имеют никакого права нас грабить и притеснять.

Эволюция человечества может быть представлена как эволюция тех методов, которые используются, чтобы закабалить максимальное количество людей, добиться максимальной прибыли и безраздельной власти.

***

Самые ранние описания войн сообщают нам, что побежденных беспощадно истребляли. Это и понятно: производительность труда была еще очень низка: раб мог больше съесть, чем заработать. Поэтому сначала войны велись за землю или чтобы получить дань, забрать ценности и увести скот.

Когда производительность труда поднялась, людей стали уводить в рабство и использовать на сельскохозяйственных или строительных работах. Почему рабы работали? Потому что они боялись кнута, то есть, это было чисто физическое принуждение.

Но властители хотели эксплуатировать свой собственный народ. Однако, кучка правителей не могла контролировать массы лишь силой. Закабалить массы можно было только обманом.

Тут-то люди и сделали величайшее изобретение за всю историю человечества. Люди всегда знали, что ими управляет не простой инстинкт самосохранения, а мозг, но эксплуататоры не знали, как это использовать, пока они не изобрели религию. Люди могли обходиться без колеса (как индейцы Латинской Америки), люди могли обходиться без одежды, даже если было холодно или шли тропические ливни – но нигде, абсолютно нигде, люди не смогли обойтись без рассказа о том, как этот мир был создан и как он устроен.

Этот рассказ базировался на бытовавших в то время представлениях о мире, на том, во что люди хотели верить, на том, в чем они нуждались, и был всегда замешан на чудесном и непознаваемом. В стране, где было много ядовитых змей, говорили о драконе, который к тому же был еще и огнедышащим. В морской стране, был бог моря, и так далее. Это говорит о том, что религии – это не наивные теории о том, как был создан мир и как он устроен, а наоборот, очень успешные попытки придумать рассказ, в который люди готовы были поверить.

Но каков бы ни был этот рассказ, центральная идея была всегда одна: людям надо подчиниться тому, кто оказался с божеством в особых отношениях. И когда люди в это поверят, то следующий шаг был прост: ты должен выполнять наши приказы, работать на нас, и отдавать нам что бы мы ни потребовали, вплоть до твоей жизни.

Конечно, религиозная доктрина так же включала в себя некий морально-этической кодекс поведения, который позволял упорядочить общество, в какой-то мере стимулировал искусство и производство и придавал человеческой жизни некий смысл. Но этот морально-этический кодекс всегда защищал и санкционировал структуру общества, в которой всесильные эксплуататоры держали людей под полным контролем.

Так кнут оказался не нужен и вместо него появился храм. Вместо физического принуждения пришло принуждение идеологическое. Людей приучали подчиняться и воспринимать страдания и лишения как неизбежную основу их жизни. Людей приучали верить – и нещадно эксплуатировали.

Нет никакой причины, почему один человек рождается крепостным, а другой – царем и почему крепостные должны отдавать свое имущество, а в случае войны, и жизнь, по капризу царя. Этого никак не объяснить, кроме одного: работает обман необычайной силы.

Главное свойство человека – это осознание себя и мира вокруг себя. Дождевой червь не осознает ни себя, ни мира вокруг себя. Тигр успешно адаптируется к окружающей среде, но осознает ее как данность, не задавая себе никаких «вопросов» ни о ней, ни о своем месте и предназначении в ней, ни о себе самом. Человек же осознает как себя, так и окружающий мир во всей его сложности и красоте и задается вопросом о своем месте в этом мире. Вы можете задать пятилетнему ребенку любой вопрос – как, почему, куда самолет летает? – и вы всегда получите ответ. Этот ответ может быть наивным или неправильным, но это будет настоящий ответ, потому что ребенок уже имеет полную картину мира, которую потом останется только подкорректировать.

Люди задаются вопросом: «Кто создал этот мир и для чего он существует?» Поэтому естественно возникает мысль о Создателе этого мира, а также о миссии и месте человека в нем. Если назвать это религией, то такая религия является основой мировоззрения и смыслом жизни всех мыслящих людей.

Для человека органично восхищение перед миром и перед его Создателем. Более того, человек желает и сам быть частью этого нескончаемого процесса созидания. Люди видят красоту по-разному и вносят свой вклад тоже по-разному (некоторые – уродством или серостью), но вклад внести хотят все. Человечество не может быть отделено от идеи Создателя, потому что все люди чувствуют существование Создателя. Но когда некоторые люди заявляют, что они лично общаются с Создателем и что Он попросил передать, что всю власть, деньги, надежды, веру, труд, а иногда и жизнь людей – все надо передать в их полное распоряжение – здесь есть как прекрасное знание человеческой психологии, так и особая дерзость.

Церковь всегда благословляла власть, придавала ей легитимность, оправдывала ее жестокость и несправедливость, и сама участвовала в грабеже и эксплуатации людей. В то же время, церковь предлагала и пропагандировала мораль, которая была необходима для функционирования общества.

Некоторые церковные деятели подавали обществу яркий пример высокоморального поведения. Но результат их деятельности не был однозначным, так как он использовался для укрепления авторитета церкви, которая под прикрытием просветительской деятельности, занималась идеологическим оправданием эксплуатации и насилия.

Никакая мораль не может базироваться на чуде, даже на самом добром. Мораль есть просто осознание, что человек должен быть свободен, и что свобода одного возможна только тогда, когда свободны все. Свобода одного человека может ограничиваться только там, где могут быть затронуты права другого. Правила дорожного движения – это и есть мораль.

Вот почему любая власть сразу осознает, что она нуждается в церкви, и церковь присоединяется к власти, чтобы вместе найти и уничтожить тех людей, которые действительно претендуют на моральное лидерство.

Конечно, роль религии не сводится к оправданию эксплуатации: религия была изобретена, чтобы психологически поддерживать человека и создать те ориентиры и ту структуру внутри которой человеческая жизнь должна была проходить. Религия защищает человека психологически, а также предлагает себя как объект вдохновения. Природа не разговаривает с человеком: как бы ни была красива бабочка, она молчит. Религиозные мифы дают бесконечный повод для обсуждения и осмысления: человеку они нравятся, ведь он их сам придумал.

Однако важно отметить, что религия защищает человека только психологически, и эта защита очень часто его губит. Выходя в море, надо просмолить корабль, а не молиться богам, тем более не размещать на нем тяжелых идолов, потому что при шторме молитва не поможет. Например, церковь заявляет, что убийца попадет в ад. И хотя многие в это верят и воздерживаются от преступления, все равно это не то, что было бы, если бы людям была обеспечена реальная защита закона.

Но главное в том, что религия переводит всю жизнь человека в то измерение, где дважды два – не четыре. Если человек допускает существование чуда, он обрубает свою связь с реальностью и теряет все ориентиры, кроме заведомо ложных. Теперь его можно взять голыми руками.

Сразу приведу пример. Вот в России прошли выборы, причем последние 11 лет у власти находился один человек. За эти 11 лет Россия выручила за нефть и газ совершенно определенную сумму. Разделим ее на размер нашего населения. Получил ли каждый наш гражданин такую сумму? И близко не получил. Но на это есть объяснение: все эти сотни миллиардов долларов пошли на социальные услуги населению: пенсии, дороги, школы, здравоохранение, армию. Постойте, но ничего же этого нет! Пропало не менее половины принадлежащих народу России денег! Тут бы власти и держать ответ, но из этой непростой ситуации есть выход. К нам привезли Пояс Богородицы. Если этому Поясу примерно 2000 лет, то вероятность того, что он принадлежал определенному лицу, есть, даже если принять во внимание как изнашивается за 2000 лет любой материал. Но то, что этот Пояс исцеляет от бесплодия лежит за пределами вероятности. Это просто допущение, после которого невозможно никакое основанное на фактах заявление, ни в какой области. Итак, возвращаемся к правительству. Где деньги? А правительство отвечает: «Их склевал Петушок Золотой Гребешок, да и улетел, то ли на Кипр, то ли на другие оффшоры. Возможны и другие ответы, например, «Бес попутал!» или «Замолчи, не то низвергну тебя в геену огненну!» Да и вообще, может ли тот, кто стоит церковную службу рядом со Святейшим Патриархом быть в чем-то неидеален?

Каждый человек, который отказывается видеть и понимать реальность и вместо этого действует на основании отвлеченных теорий и, еще того хуже, мифов, платит за это громадную цену, хотя такое поведение и дает ему кратковременный комфорт.

Сначала Бог был необходим людям, так как они боялись сил природы. Им важно было знать, что кто-то поможет им вырастить хороший урожай или переплыть реку. Кроме того, вера в Бога вдохновляла их, помогала в их творчестве, а страх Божьей кары останавливал преступника. Кроме того, так как люди сознают, что они смертны, религия помогает им победить страх смерти и почувствовать, что их существование на Земле несмотря на его краткость и неизбежный конец, имеет глубокий смысл. Осознание того, что со смертью человеческая жизнь не кончается – это основа всей человеческой цивилизации, науки и культуры: с нами сегодня и Рембрандт, и Ньютон, и Моцарт. Вера в Бога создала нашу цивилизацию, но она же создала ее базирующейся на мифах, обмане и эксплуатации.

Казалось бы, обозревая великолепную и безграничную природу вокруг себя и думая о Создателе всего этого, человек хотел бы заявить о своей свободе, и ощутить свой бесконечный внутренний потенциал. Но вместо этого религия приучила людей жить в страхе. Конечно, страх этот объясним: ведь буря ужасна, река полноводна и быстра, а медведь или лев опасны. Религия использовала страх перед силами природы, чтобы подчинить людей тем, кто объявил себе медиаторами между силами природы и людьми. И этот обман сработал.

По этой причине религиозная служба не вызывает у людей радости, чувства освобождения и не вызывает прилива сил. Наоборот, религиозная служба заставляет нас кланяться или стоять на коленях, в позе раба. Христианские религии используют как символ распятие, то есть, инструмент пытки, лишавший человека даже свободы движения. И конечно, на протяжении всей человеческой истории религии призывали убивать тех, кто придерживался другой веры или призывал к свободе.

Не думаю, что к таким людям как Пушкин или Шостакович применимо выражение «раб Божий»: может быть, «младший брат», но не раб. Создатель населил мир великолепными бабочками, красота которых намного превосходит то, что им нужно, чтобы успешно найти пару. Странно думать, что это было сделано, чтобы мы вставали на колени. Более правильно использовать красоту бабочки для собственного вдохновения и считать, что люди созданы для свободы, радости и творчества.

Для установления режима эксплуатации религия оказалось очень эффективна. Хорошим примером является история Франции. Для власть имущих, Франция всегда была страной роскоши, но миллионы французских крестьян, обрабатывавших необычайно плодородную землю, часто голодали. Иными словами, существовал очень высокий уровень отчуждения труда и собственности крестьян. Как тысячи дворян могли так грабить миллионы крестьян? Такой грабеж мог быть организован только потому, что, благодаря религии, мораль и мировоззрение крестьян были основаны на подчинении. Церковники ставили их на колени перед Богом, но привычка к этой позе не давала крестьянам отстоять свое добро и свои права перед лицом грабителей – таких же людей, как они.

И все же, иногда крестьянские бунты происходили. Почему они никогда не бывали успешными, и громадное большинство проигрывало меньшинству? Это случалось потому, что крестьянам не удавалось выйти из парадигмы, в которой преступления творятся под прикрытием религиозной морали. Иными словами, крестьянам не удавалось выдвинуть против насилия, прикрытого ущербной моралью, свою непротиворечивую мораль. В лучшем случае, они хотели своего, доброго царя, чтобы он эксплуатировал их «более гуманно».

Главная проблема раба это не кнут, не голод, не тяжелый труд, а то, что он перестает желать свободу и более не чувствует себя достойным ее. Это имеет прямое отношение к России. Когда мы ходили в ватниках и боялись репрессий, было понятно, почему у нас рабская психология. Но сейчас мы состоятельны и достаточно свободны – нам практически ничего не угрожает. Тем не менее, полностью изжить рабскую психологию пока не удалось. Мы используем дорогие французские духи, но они не могут перебить запах сталинских бараков.

Это то же самое, что голосовать, вместо одной кремлевской партии, за другие партии, полностью контролируемые Кремлем. Голосование за «различные» партии имеет мало смысла, если все они действуют по одной парадигме. Например, США две партии периодически сменяли друг друга у власти – и при этом обе партии предпочли не замечать серьезные экономические проблемы, приведшие к системному кризису.

Конечно, под эгидой религии были построены потрясающие соборы, на строительство которых сообщество свободных производителей не пошло бы. Религиозные истории вдохновляли на создание великолепных предметов искусства и действительно вызывали сильные чувства. Мы видим плоды того, что у миллионов людей было отнято все, и что целые общества были обмануты. В построенный на их деньги величественный кафедральный собор крестьянам особенно хорошо было приходить голодными и потерявшими всякую надежду: тогда собор казался еще выше. Орган и гимны, витражи и шпили – и все это для того, чтобы крестьянин не спросил себя: «В этом году я собрал прекрасный урожай, так почему же моя семья голодает?»

Многие города, в центре которых высился величественный каменный собор, полностью выгорали, потому что были застроены деревянными лачугами. Так как деньги, которые могли бы пойти на канализацию, были потрачены на собор, происходили такие эпидемии чумы и тифа, что многие средневековые города оставались вообще без людей.

У служителей религиозного культа всегда есть «полное и точное» знание того, как был создан этот мир, но это знание не основывается на каких-то недоказуемых мифических событиях, которые невозможно было бы опровергнуть, а всегда базируется на технологических представлениях своего времени, чтобы люди могли понять и поверить. Для древних людей, богом были Гром, с развитием ремесел появились боги судоходства и земледелия, и так далее – эта была та сказка, которую обманщики могли выдумать, а люди – понять и принять. Образованные люди знают, что раньше люди свято верили в великанов-циклопов или в то, что мир покоится на большой черепахе, но тем не менее продолжают сегодня верить в непорочное зачатие или воскрешение из мертвых.

***

В начале 20-го века в Европе произошла кровопролитнейшая Первая Мировая война. Победившие в этой войне страны – Англия и Франция – еще как-то могли оправдать свои многомиллионные жертвы «победой». Но Германия, Австрия, Россия, Италия лежали в руинах и Бог им явно не помог. И тогда они пригляделись к нему и увидели, что тот Бог, которого они просили о помощи, безнадежно устарел и что у них уже другой Бог, которого они просто не замечали.

Христианская религия базировалась на мифе о Создателе мира, то есть, Создателе рек, солнца. Но мир европейца начала 20-го века создал не этот Бог: его создал Станок. Ведь человек уже не пил речную воду, не ходил по земле босиком, вместо неба видел потолок, а вместо солнца использовал электрическую лампочку.

Если христианскому богу надо было молиться только утром в воскресение, индустриальный рабочий молился Станку по десять часов в день, шесть раз в неделю. Быстро создавая миллионы дешевых и нужных вещей, Станок был щедр к людям. Даже у бедных появились сделанные Станком штаны и ложки. Но Станок мог быть и чрезвычайно жесток: атака полка храбрых кавалеристов превращалась в гору трупов, как только натыкалась на пулемет.

Но когда страны, проигравшие в Первой Мировой Войне, заменили своего устаревшего бога на Станок, они поняли, что этот бог тоже хочет видеть человека созданным по своему образу и подобью, то есть неживым. Вот почему был выбран (гениальный) псевдоним Сталин, эсэсовцы носили на фуражках черепа, а Франко вел своих солдат под лозунгом «Да здравствует смерть!» Итогом этого религиозного поклонения Станку были миллионы человеческих жертв (многие из которых были лишены жизни на специально созданных для этого фабриках), а также десятки тысяч танков – созданного Станком орудия убийства, в котором даже не виден человек.

Религия Станка помогла создать невиданную диктатуру и снова превратить людей в рабов, но стала очевидна и основная проблема этой религии: она вела к физическому уничтожению человека, ведь только для такого, «вечного» человека, и строился «тысячелетний рейх» или «высшая экономическая формация – коммунизм». Один забальзамированный человек есть до сих пор – ему уже 142 года.

Нужен был новый метод закабаления масс, и он появился. Раньше, фабричных рабочих заставляли работать по десять часов день, а платили им очень мало. Пару десятилетий для эксплуататоров это было очень хорошо, но потом производительность станков поднялась настолько, что товар просто некому стало продавать. И появилась новая гениальная идея: рабочим платить надо не мало, а много, а работают пусть по семь часов в день, чтобы у них было время гулять по торговому центру. Рабочие будут все скупать, и станки будут продолжать работать.

Минуточку! Мы же говорили о рабстве, а тут простые работяги, с деньгами, ходят по торговым центрам! Где же эксплуатация? Она проявляется шестью различными способами.

Первый. Стоимость производства дизайнерских джинсов или гамбургеров низка, так как они делаются с помощью станков из дешевых ингредиентов. Но их продажная цена может быть любой, так как она определяется только качеством рекламы. Более того, стоимость производства еще одной копии фильма или компьютерной программы вообще равна нулю. А это значит, что количество денег, которое ты выдаешь людям, не важно, если они запрограммированы купить твой товар по установленной тобою цене.

Второй. Контроль над желаниями. Человек имеет определенные базовые материальные нужды: еда, жилье, одежда, несколько книг. Когда эти базовые нужды не удовлетворены, то это сильно мешает человеку жить, то есть, ограничивает его свободу. Но когда эти базовые нужды удовлетворены, польза от дополнений к этим базовым нуждам очень мала. Например, важно чтобы человек был сыт. Но если человек уже сыт, от четвертой сосиски на тарелке ему не будет никакого толка. Более того, если он ее все-таки съест, то только во вред себе. На Западе базовые нужды людей удовлетворены: жилье, еда, и деньги на культуру есть у каждого. В этот момент, человек может почувствовать себя полностью свободным, и это представляет большую опасность для эксплуататоров. Что же делается в этом направлении? Человеку внушают, что у него должно быть семь пар джинсов, и что за последнюю пару он должен отвалить триста долларов, то есть, свою зарплату за три дня. Ну вот: человек три дня горбатится за ненужную ему тряпку, то есть он оказывается в добровольном рабстве.

Мне возразят, что покупка джинсов была «свободным выбором» человека, но это совершенно не так. Людям предложили систему отношений, в которой девушки смотрят только на тех, кто одет в красивые джинсы. Причем смотрят не только на картинках, но и в реальности, то есть эти картинки учат и мужчин и женщин «как надо поступать». И это позволяет производить джинсы за три доллара, а продавать за триста.

Третий. Человека побуждают купить то, что является для него вредным и создает дополнительную зависимость. Иными словами, человека заставляют «установить себе компьютерный вирус». Я сто раз в месяц вижу рекламу, где очень красивой девушке понравился парень, потому что он пьет колу. К тому же, кола очень вкусна. Поэтому я часто пью колу, отчего у меня сначала появляется избыточный вес (чего девушки не любят), а потом и вообще развивается диабет, и теперь я должен жить на инсулине. Так вот почему в коле так много сахара, сладость которого искусно скрыта лимонной кислотой! Раньше я был человеком, с надеждами и планами, а теперь я просто источник дохода для производителя инсулина, то есть, раб.

Четвертый. Это кредит. Как американец покупает свой (вредный) гамбургер, свою (ядовитую) колу, свои («легкие, вкусные и стильные») сигареты и свои (дорогие) джинсы? С помощью своей кредитной карты. Во-первых, правительство все ближе подходит к отмене наличных денег, потому что оно желает знать всю структуру наших расходов, а также всегда знать, где мы находимся. Современного раба сажать на цепь не нужно: его очень просто найти. А теперь несколько слов о кредите. Кредит разрушает концепцию заработанных денег и жизни по средствам. Кредит делает доступными вещи, которые на самом деле тебе не нужны, но которых (благодаря рекламе) тебе «хочется». И конечно, за одолженные деньги, банк берет с тебя процент. Так человек закабаляет себя в обмен на вещи, которые ему не нужны.

Пятый. Покупка жилья с помощью «ипотечного кредита». Теперь мы хорошо понимаем, к чему это может привести. Но государству это нравится: человек сам отдает себя в рабство системе на следующие тридцать лет.

Шестой. Люди сами, как на духу, все о себе рассказывают: их больше не надо пытать, как это делалось в древности. Гугл и Фейсбук помогают правительству получить полную картину мыслей и связей любого человека. И это можно прекрасно использовать. Вот лишь один пример. Предположим, парламент демократической страны обсуждает бюджет полиции. Тогда мы легко находим в интернете сотню бородатых мусульман-шизофреников, часто забывающих принимать таблетки. Остается только сделать так, чтобы один из них нашел бомбу, когда пойдет в магазин за молоком, и останется только объяснить ему, где у бомбы взрыватель. Ну, а потом мы получаем кровавые картинки и возмущенный парламент повышает бюджет полиции.

Обсуждения в социальных сетях поддаются не только контролю (что уже хорошо для правительства), но и управлению. Например, диктатор обязательно должен взрастить парочку лидеров оппозиции, начать их ужасно бояться и создавать им репутацию, сажая их в тюрьму. Оппозиционно настроенные люди клюют на эту наживку – и теряют всякий протестный потенциал, как любая рыба на крючке.

Для тех, кого это описание испугало, сразу скажу, как этому противостоять: надо самому знать, что правильно, и тогда обмануть тебя будет трудно. Если ты «за кем-то идешь» то есть большая вероятность, что ты будешь обманут. Это есть главная тема данной статьи: не должно быть никаких посредников между тобой и Создателем; это твой мир, и ты обладаешь способностью его понять. Объединение тоже очень хорошо, когда объединяются как братья, а не как вождь и толпа.

***

Мы создали экономику, где основным предназначением человека является что-то хотеть, и это желание может быть удовлетворено (желательно, в кредит) в обмен на его работу. Но тот, кто живет, потакая своим желаниям (которые, к тому же, формирует для него кто-то другой), не может выжить как человеческая личность. Такой человек обязательно станет зависимым от чего-то, будь то телевидение, алкоголь, наркотики или вещизм. Такие люди не могут ответить себе на вопрос «Что я делаю и для чего я живу?» и поэтому они обязательно найдут способ разрушить жизнь, которая, в их собственных глазах, потеряла ценность. Чтобы хоть как-то наполнить жизнь, такие люди превращаются в коллекционеров событий (видел, слышал, пробовал, фоткал, играл, трахал, покупал, принимал?) Такой подход к жизни часто закрывает ее для созидания, и иногда тем, кто делает тысячи фоток не удается сделать ни одной фотографии.

Верхушка общества получает сверхприбыль, но теперь раб, у которого, как и раньше отбирают свободу и труд в обмен на баланду и безделушки, сам, запыхавшись, бежит на работу! Более того, теперь и речи не идет ни о каком социальном антагонизме. Раб считает себя богатым, и сам за свой гамбургер и колу любого порвет. При этом, этот раб обеспечивает рабовладельцам такую прибыль, которая и не снилась рабовладельцу, использовавшему кнут и кандалы.

***

Чтобы разбить эти кандалы, нам необходимы системные реформы:

Первое. Мы должны вернуть себе контроль над нашим физическим существованием, над нашими телами и нашим здоровьем. Мы должны поменять всю систему здравоохранения и фармацевтики, сделав упор на здоровом образе жизни, предотвращении болезней, на лечении причин болезни, а не ее симптомов, и на искоренения заинтересованности системы здравоохранения в существовании как больных, так и «больных». Это также означает здоровое питание, чистую окружающую среду, защищенную и здоровую природу.

Второе. Мы должны вернуть себе контроль над нашими мозгами. Это означает глубокие реформы системы образования, СМИ и рекламы. В частности, реклама должна перестать быть двигателем экономики, создавая ситуацию, когда человек завален ненужными вещами и при этом не имеет самого необходимого. Мы уже упоминали один пример: на фоне изобилия еды в Америке, американцы потребляют катастрофически вредную диету. Можно дать и другой пример: посетители книжного магазина имеют громадный выбор, но выходят из магазина с самой слабой и никчемной книгой в руках. Экономика должна обеспечить базовые потребности каждого человека, а не порождать все более экстравагантные и пустые желания, исполнение которых лишь делает человека более несчастным и зависимым.

Третье. Мы должны взять под контроль нашу функциональность. Человеку, который зависим от наркотиков или алкоголя, демократия не нужна, так как у него нет личных перспектив. Для борьбы с этим злом, нужно одновременно соблюсти два условия: надо убрать личную заинтересованность из предоставления потребителю наркотиков или алкоголя. Наркотики должны выдаваться сертифицированным зависимым бесплатно, в лечебных диспансерах, что сразу разрушит дилерскую сеть, которая стремится «подсадить» на наркотики как можно больше людей. Прибыльность алкогольного и табачного бизнеса не должна быть выше средней прибыльности по экономике, что можно регулировать с помощью акцизов. Любая реклама наркотиков, алкоголя и табака и связанного с ними образом жизни должна быть запрещена. Лица, занимающиеся распространением наркотических веществ с целью получения прибыли или по иной причине, должны быть частично поражены в правах и отправлены в сибирскую ссылку. Лица, больные алкоголизмом и наркоманией, должны, до полного выздоровления, быть лишены права самостоятельного ведения хозяйственной деятельности, а также права на деятельность, которая может представлять угрозу людям. Кроме того, эти лица, до выздоровления, должны быть лишены права избирать и быть избранными.

Четвертое. Мы должны взять под контроль нашу экономику. Эта экономика должна базироваться на безусловной защите прав каждого человека, частной собственности, свободе предпринимательства и подконтрольном гражданам демократическом государстве.

Если мы всего этого добьемся, то мы сможем, наконец, разрешить и извечный религиозный вопрос. Каждый человек сможет это сделать: выйти на берег моря или подняться в горы, посмотреть на небо, ощутить ногами землю и свою полную свободу на ней и почувствовать счастье своего существования. Где же Создатель и владелец всего этого? Это ты.